Путь: Главная > Отзывы

Отзывы

Симптомная расстановка с помощью фигур в индивидуальном консультировании. 
Пример из практики.

 

В данной статье описывается случай, связанный с чувством неполноценности из-за мышечной слабости у юноши 22 лет, Степана (имя изменено).

Основная цель психологического консультирования заключается в том, чтобы помочь клиенту внести изменения в свою жизнь. Успешность работы расстановщика можно было бы оценить в зависимости от того на сколько стойкими, заметными и в широком смысле благотворными для клиента стали достигнутые в результате терапии изменения в его самочувствии и самооценке.

Распространение психосоматических заболеваний привлекает внимание специалистов к глубокой и всесторонней работе с эмоциональной сферой человека. Чувство неполноценности, связанное с ощущением ограниченности в действиях тела, может стать источником развития комплекса неполноценности, особенно, если это чувство сохраняется на протяжении длительного периода времени, поддерживается симптомами и не позволяет человеку адекватно приспосабливаться к тем или иным социальным ситуациям.
В традиционной медицине болезнь, как правило, рассматривают как нарушение функций органов или систем организма. В системной феноменологии существует свой особый взгляд на происхождение некоторых симптомов и заболеваний.

Симптом рассматривается как инструмент, уравновешивающий поле семьи или рода.
Спектр симптомов, которых можно рассматривать с помощью системной расстановки, довольно широкий. Можно сказать, что любое нездоровье имеет изначально информационную основу, а, значит, это может быть связано с историей семьи.

Степан, юноша 22 лет, обратился за консультацией по поводу своей обеспокоенности «слабостью тела», которую он описывал как постоянно ощущающийся холод, невозможность полностью выпрямиться, быструю утомляемость после незначительной нагрузки, плохое функционирование конечностей, неудачи в близости с женщинами и т.д. Эти проявления привели его к чувству собственной неполноценности, критическому взгляду на самого себя, на свои возможности и свое будущее.

Эти жалобы не совпадали с тем как внешне выглядел Степан: крепким здоровым парнем, который двигался уверенно и уверенно говорил.

Поводом для обращения к психологу-расстановщику стала его поездка в Германию на учебу, где все вышеперечисленные симптомы исчезли и Степан чувствовал себя сильным и дееспособным. А по возвращении домой очень быстро вернулось привычное ощущение слабости на физическом уровне.

Степан прошел обследование у семейного врача, который дал заключение о его полном физическом здоровье.

Первая гипотеза, выдвинутая после интервью со Степаном заключалась в следующем: так как Степан чувствовал себя полноценным в физическом и психологическом смысле за пределами родины и родительского дома, то можно было предположить, что именно обстоятельства его жизни в семье могут иметь скрытое влияние на его самочувствие.

Степан отказался от работы в группе, поэтому в качестве основного метода терапии был выбран Метод Системной Семейной Феноменологии-Расстановки с помощью фигур.

Степан родился, когда его маме было 20 лет, а отцу — 21 год. Когда Степану было 10 лет, родители развелись по инициативе его мамы. Она встретила другого мужчину, вступила с ним в брак и в этом браке у нее родилась дочь. Отец Степана спустя 4 года после развода вступил в брак с Викторией. В их семье родился сын.

Степан тяжело переживал развод родителей. Отношения с новым мужем матери были плохими. Степан либо дерзил ему, либо отказывался разговаривать. По его словам, мама в конфликтах между Степаном и Александром всегда занимала сторону Александра . Когда родилась сестра, Степан еще более отдалился от мамы, испытывал чувство злости, особенно, когда его «заставляли» присматривать за сестрой.

На первой терапевтической сессии запрос на работу был следующий: «Я хочу чувствовать свое тело таким же сильным, как я чувствовал его, находясь в Германии»

Степану было предложено выбрать две фигуры для себя и для симптома. Для фигуры симптома Степан предпочел выбрать фигуру пешки из набора шахмат, у которой была сделана метка, символизирующая направление «взгляда».

Так как в работе с фигурами расстановщик не может получать обратной связи от «заместителей», то информацию о происходящем в поле расстановки можно получать из нескольких источников:

  • положение фигур на столе,

  • внешние проявления клиента, положение тела, выражение его лица, цвет кожных покровов, тембр голоса и т.д.

  • ощущения, чувства, реакции, которые возникают в теле клиента на перемещение фигур в поле расстановки, разрешающие фразы или просто при созерцании очередного образа.



При работе с фигурами расстановщик постоянно контролирует процесс, задавая следующие вопросы клиенту: «Как ты себя чувствуешь в данный момент, что происходит в теле, может быть ты хочешь переставить ту или иную фигуру...»

Степан расположил фигуры таким образом, что фигуры находились на одной линии на некотором расстоянии друг от друга и обе фигуры были ориентированы в одном и том же направлении, «смотрели» в одну и ту же точку.

Когда в эту точку я добавила безличную фигуру, пешку, то у Степана возникла реакция в теле, которая выражалась сильным сжатием в области груди.

На вопрос: «С чем может быть связано это чувство и кто бы мог быть тем, кто вызывает это болезненное сжатие в груди?», Степан, не задумываясь ответил: «Мама». Поэтому третья фигура была заменена женской фигуркой мамы. Фигура мамы «смотрела» в пространство между фигурами Степана и симптома. Я предложила ввести в расстановку фигуру отца. Степан поставил ее напротив фигуры мамы, так что «симптом» оказался точно посредине между фигурами родителей. При этом в теле Степана усилилась боль в области груди и ощущение «комка» в горле. На вопрос: «Хочет ли Степан переместить какие-либо фигуры?», Степан поставил фигуры так: фигуры родителей стоят напротив друг друга — линия конфронтации, а фигура Степана стоит в центре этой линии. Фигуру симптома он переместил за фигуру мамы, она также была ориентирована в сторону линии «конфликта родителей и направлена к промежутку между фигурами Степана и его отца.

Расстановочная работа показала, что Степан связан динамикой «Я удерживаю своих родителей от расставания».

Каждый раз во время работы, когда речь заходила о родителях и их отношениях у Степана была выраженная телесная реакция, эмоции, вызывающие слезы.

Разрешающей фразой, которая помогла успокоить вышеназванные реакции и помогла Степану расслабиться, была фраза: «Дорогие родители, вы большие, а я маленький, все что происходило и происходит между вами остается вам, вы несете за это ответственность. Я ваш сын и я люблю вас обоих, как своих родителей». Важными были также слова благодарности родителям за бесценный дар Жизни, полученный от них, как подарок. В этой точке работы я предложила остановиться.

Финальный образ, на котором была остановлена работа не соответствовал в полной мере решению по запросу Степана. Но те сильные чувства и эмоции которые он испытал, дали мне основание полагать, что в его Душе запущен процесс изменений и важно было дать этому процессу продолжаться.

Известно, что результаты работы с помощью расстановки требуют времени для того, чтобы те изменения, которые произошли на уровне поля системы и на уровне чувств клиента могли проявиться в жизни клиента.

Обычно, я предлагаю перерыв между расстановочными сессиями 2-3 месяца.

Для того чтобы Степан мог продолжить самостоятельно работать в этот период, ему был предложена аффирмация:

Я Степан, я мужчина, я открыт миру и полон оптимизма, потому что знаю себе цену. Моя уверенность в себе делает меня мотивированным, интуитивно знающим, помогает мне видеть все возможные варианты развития событий, действовать по своему выбору и гордиться достигнутыми результатами. Даже если я ошибаюсь, я все равно чувствую себя уверенным, в безопасности, в мире и согласии со своим телом и умом.

Степану было предложено, по крайней мере, один раз в день читать эту аффирмацию в медленном темпе, делая длинные паузы между фразами, с тем чтобы дать этим фразам подействовать на себя и ощутить то, что происходит в этот момент с чувствами, эмоциями и телом.

На следующей консультации Степан так описывал свои впечатления:

«Я, честно говоря, думал, что все это «бред» и на пару недель забыл о вашем поручении. В выходные ко мне пришел друг и у нас состоялся откровенный разговор, в котором он рассказывал, как его «запарили» предки и как он мечтает поскорее вырваться из дома, как иногда его даже посещают мысли о самоубийстве. Я вспомнил, что у меня бывали моменты, когда я думал о том же. Нет, конечно я не собирался ничего делать, просто размышлял, как это могло было бы быть. Я взял текст и сначала просто пробежал его глазами. Мое внимание остановилось на фразе « я чувствую себя в безопасности», как будто эта фраза начала кружиться вокруг моей головы колесом и голова закружилась. Тогда я начал читать текст так, как вы советовали, медленно. Не могу сказать, что что-то начало во мне происходить особенное, но появилось желание прочитать его еще несколько раз и в последующие дни я его читал, не каждый день, но часто.»

По поводу первичного запроса «слабости тела» Степан сообщил, что стало немного лучше, что он выпрямился, но не совсем, и в теле чувствуется холод, которого он не чувствовал, когда жил в Германии.

Вторую консультацию мы посвятили его отношениям родителями.

Степан сообщил, что с 16 лет он живет один. Финансирует его жизнь дедушка Матвей. В доме своей матери бывает редко, чаще она приходит к нему, в основном, чтобы навести порядок и «повоспитывать» Степана. С отцом Степан не видится. Ни он ни отец не делают шагов навстречу друг другу в этом направлении.

На вопрос о том, как бы Степан хотел видеть свои отношения с родителями, он ответил, что «отца как бы нет в моей жизни, а от мамы ему не хватает тепла».

Запрос на следующую расстановочную сессию был следующий: «Я хочу почувствовать тепло от своей мамы, чтобы знать, что она меня любит».

Была сделана системная семейная расстановка на фигурах.

Для начала работы были выбраны две две фигуры, Степан и его мама. Первый образ был следующим:

Фигура мамы стояла несколько впереди по отношению к фигуре Степана. Фигура Степана находилась за ее спиной и была ориентирована в ту же сторону, что и фигура матери.

В этой позиции наблюдается нарушение порядков в семейной системе, о которых говорит Берт Хеллингер в своей книге «Порядки любви»и Гундхарт Вебер в книге «Два рода счастья».

Фигура Степана находится на уровне бабушек-дедушек. Это означает, что он занимает не свое место в системе. Я обратила внимание Степана на это обстоятельство и попросила выбрать фигуру «того, на чьем месте он стоит».

Степан выбрал фигуру мужчины. При этом теле у Степана появилось напряжение в груди и волнение. Степан поставил выбранную фигуру за спиной своей фигуры и сообщил, что он чувствует, что это его отец. Мы придали значение введенной фигуре «отец» и было видно, что Степан все еще находится в динамике примирения родителей, хотя первый образ дал основание предполагать динамику парентификации для матери Степана.

Эту гипотезу подтверждало направление фигуры матери Степана, которая, вероятно, не имела хорошей с вязи со своей мамой. Я объяснила Степану, что его мать связана со своей мамой так, что ее «доступность» для Степана ограничена, и это знание стало освобождающим и целебным для него. Грудная клетка освободилась от напряжения, пропало волнение.

Работа в расстановке шла в направлении принятия родителей, своего места ребенка в системе, отказ от вмешательства в их отношения.

Решающей и целительной разрешающей фразой стали слова, предложенные Бертом Хеллингером, которые он назвал «Молитва на заре жизни»:

 

Дорогая мама/дорогая мамочка,

я принимаю все, что ты даешь мне, все целиком,

без исключений,

я принимаю это по полной цене, которой это стоило тебе

и стоит мне.

Я из этого что-нибудь сделаю, тебе на радость

(в память о тебе).

Это не должно было быть напрасно.

Я чту и храню это

и, если будет позволено, передам дальше,

так же, как ты.

Я принимаю тебя как свою маму

и принадлежу тебе как твой ребенок

(твой сын, твоя дочь).

Ты — та, кто мне нужен,

а я тот ребенок, который нужен тебе.

Ты большая, а я маленький (маленькая).

Ты даешь, я беру.

Дорогая мама!

Я рад(а), что ты выбрала папу.

Вы оба — те, кто мне нужен. Только вы!

 

Дорогой папа /дорогой папочка,

я принимаю все, что ты даешь мне, все целиком,

без исключений,

я принимаю это по полной цене, которой это стоило тебе

и стоит мне.

Я из этого что-нибудь сделаю, тебе на радость

(в память о тебе).

Это не должно было быть напрасно.

Я чту и храню это

и, если будет позволено, передам дальше,

так же, как ты.

Я принимаю тебя как своего отца

и принадлежу тебе как твой ребенок

(твой сын, твоя дочь).

Ты — тот, кто мне нужен,

а я тот ребенок, который нужен тебе.

Ты большой, а я маленький (маленькая).

Ты даешь, я беру.

Дорогой папа!

Я рад(а), что ты выбрал маму.

Вы оба — те, кто мне нужен. Только вы!

 

Для вас обоих есть хорошее место в моем сердце.

Там для вас много моей дочерней (сыновней) любви.

 

Благодарю вас за Жизнь!

 

В финальном образе, на котором мы остановили работу еще видны нарушение иерархии на линии отец-мать — мать стоит на месте мужчины в паре, Степан стоит напротив, «смотрит» на родителей. Здесь виден не полный выход Степана из динамики примирения родителей, а также , то что Степан на уровне Души еще не свободен на столько, чтобы легко покинуть систему родителей и уйти в свою взрослую самостоятельную жизнь.

Но мною было принято решение остановить работу, так как Степан сообщил, что его дыхание изменилось, словно он не ощущает, как дышит, что в Душе он чувствует тепло, это тепло направлено к его родителям, что тело стало послушным и сильным.

Прием «останавливать работу в том месте, где наиболее сильно проявляется движение Души к изменениям» был предложен Хантером Бомондом в рамках Мастер класса для расстановщиков 2009-2011г. , даже если образ в расстановке далек от принятых порядков и иерархии. Я широко применяю этот прием в своей расстановочной работе и наблюдаю, как уважение к силе клиента, содержащееся в таком подходе, дает свои обильные плоды. Клиент остается в мощном потоке нахлынувших новых чувств, и они позволяют не только произойти важным и изменениям на уровне Души, но и Разумом воспринимать то новое, что происходит с ним.

В качестве домашнего задания Степан получил текст «Молитвы на заре жизни» Берта Хеллингера. Ему было предложено выучить текст наизусть и повторять его так часто, как ему захочется. Также он мог бы напевать этот текст в том музыкальном стиле, который ему нравится, от «репа» до «колыбельных» мотивов.

Следующая сессия была назначена через 3 месяца.

Вот что рассказал Степан по прошествии трех месяцев: «Настроение у меня хорошее, чувствую энергию в теле, руки-ноги все лучше и лучше, вот только в районе малого таза что-то «не то». К девушкам еще боюсь подойти, вспоминаю ситуацию, когда не смог ничего в сексе, словно заледенело все внутри тогда.

Съездил в гости к отцу. Когда ехал к нему ловил себя на чувстве, что это меня радует. Правда, когда встретились поговорили «не о чем», но все же... пять лет не виделись-не слышались.

С мамой гораздо лучше. Сразу после последней встречи с вами поговорили так как никогда, легко, о многом... она даже доверила мне машину! При встрече мы теперь обнимаемся и при прощании тоже. Этого не было с тех пор, как я отказался жить вместе с мамой и ее новым мужем.»

Я попросила Степана подробнее описать то, как он чувствует части тела: ноги, руки, торс, спина, голова, малый таз и то, как они связаны друг с другом, как взаимодействуют по его ощущениям.

Для этого мы провели медитацию.

Я попросила Степана занять удобную расслабленную позу, закрыть глаза и сосредоточить свое внимание на кончиках пальцев ног, подняться своим вниманием до голеностопного сустава, «погладить» стопы своим вниманием и почувствовать «это мои стопы?». Когда Степан выполнил эти указания и сообщил, что стопы мои и они теплые, те же действия были совершены с икроножной мышцей, коленными суставами, тазобедренными суставами, малым тазом, торсом, спиной, шеей и головой. Во всех случаях, кроме области малого таза, Степан чувствовал контакт с телом, тепло, ощущение «своей» части тела. В области малого таза он ощущал напряжение, холод и неприятие этой части тела, словно в ней было что-то чужое, постыдное, неприятное и грязное.

После этого Степану была предложена структурная расстановка на фигурах— расстановка частей тела, с тем чтобы выявить скрытые динамики, которые проявляются таким образом.

Запрос на работу звучал следующим образом: «Хочу принять свой малый таз во взрослое мужское тело»

Структурные расстановки или расстановки внутренних частей отличаются тем, что в них расставляют абстрактные элементы или части одной системы, например, органы одного тела.

Перед расстановкой я предложила Степану расположить органы по степени значимости для него самого. На первое место он поставил голову, а остальным частям тела придал равное значение. Он объяснил такой порядок тем, что считает интеллект определяющим в своей жизни, а тело со всеми его частями должно обслуживать интеллект, который ставит задачи, решает их и управляет процессами — по представлениям Степана.

Я предложила Степану выбрать такие фигуры: «ноги», «руки», «голова», «торс», «малый таз». Он выбрал эти фигуры из набора шахматных пешек. На каждую пешку был прикреплен ярлык с информацией, каким именно органом эта пешка является. У каждой пешки предварительно была нанесена маркировка, которая показывала «лицо» фигуры, чтобы можно было ориентировать пешки по направлению «взгляда». Также Степан выбрал мужскую фигуру для себя из набора фигур для расстановок.

Степан расставил фигуры и было видно, что меньше всего связи у Степана с фигурой «малый таз». Она находилась за спиной фигуры Степана и не была ориентирована ни на одну из остальных фигур расстановки.

Я спросила Степана: «Чувствует ли он наличие чего-либо в направлении «взгляда» фигуры «малый таз»?», Степан ответил: «Нет». В этот момент он начал ощущать сжатие в гениталиях и холод.

Положение фигуры «малый таз» за спиной фигуры Степана косвенно могло указывать на связь проблемы с родительской системой и/или событиями в его родительской семье.

Я спросила: «Сколько тебе сейчас лет, по ощущениям?» Степан ответил: «Я очень маленький, совсем маленький...»

Я предложила ему вспомнить какую либо информацию, касающуюся его раннего детства, какие-либо семейные истории.

Степан рассказал, что когда ему было около года собака толкнула его на ведро с кипящей водой, которое стояло на электрической плитке на полу. На Степана вылился кипяток, мама сорвала с него колготки вместе с кожей. По словам Степана у него было состояние схожее с комой.

Чтобы проверить связь запроса Степана с этим событием, я предложила выбрать фигуру «ведро с кипятком» и поставить ее в расстановку.

Уже во время выбора фигуры на кожных покровах шеи Степана появились красные пятна, на лбу появились складки, указывающие на напряжение. Он долго не мог найти место для фигуры «ведро с кипятком», то выбирая край «поля», то «втискивая» ее между фигурами «торса» и «головы», «ног» и «рук». Наконец, он нашел для нее место за «спиной» фигуры «малый таз». При этом он отодвинул остальные фигуры на значительное расставание от фигур «малый таз» и «ведро с кипятком .

Я попросила Степана развернуть свою фигуру «лицом» к фигурам «малого таза» и «ведро». Он сделал это неохотно и сообщил, что в нем поднимается злость, пальцы сжимаются в кулаки, мышцы тела напряглись. Эта энергия имела высокий накал и была направлена на «ведро». Я обратила внимание Степана на то, как изменилось состояние его тела, как много в нем энергии и силы.

Разрешающий текст, обращенный к фигуре «ведро» был следующий: «Ты всего лишь ведро с кипятком. Когда я был маленьким я получил ожог. Я был маленький и забыл об этом случае, но мое тело помнит. Теперь я вижу, как глубоко во мне все еще живет страх, сохранившийся с тех детских времен. Теперь, когда я взрослый самостоятельный мужчина, и я вижу, что это всего лишь ведро, ведро с кипятком, с которым теперь я могу уверенно управиться, если это понадобиться. Я оставляю это событие и мой детский страх по этому поводу в прошлом, в детстве, там где ему место и продолжаю двигаться по жизни легко и уверенно.»

Текст был составлен в соответствии с правилами составления разрешающих, исцеляющих фраз. Одно из таких правил - «озвучить правду» или вывести «на свет», на уровень осознания то, что скрыто в глубоких слоях памяти или в подсознании. Второй прием — разделиться с тем событием или обстоятельством, с которым клиент неосознанно связан. Такое разделение позволяет освободить энергию, которая была «замкнута» в точке болезненной связи с событием или обстоятельством. Именно такое освобождение произошло со Степаном, когда энергия злости, направленная на компенсацию страха перед ожогом, была освобождена и проявилась. Третий важный момент в разрешающей фразе — это направить освободившуюся энергию в созидательное русло, в жизнь, в будущее.

После того, как Степан произнес вышеприведенные разрешающие фразы, он несколько раз глубоко вдохнул воздух полной грудью, на его лице появилась улыбка, плечи его развернулись, он вскочил на ноги и сделал несколько интенсивных движений руками, телом, ногами.

После того, как он закончил и сел, я спросила его о том, не хочет ли он переставить фигуры в расстановке. Он поставил фигуры так, что все части тела были ориентированы на фигуру Степана, словно окружая его со спины и не заслоняя обзор.

По завершении расстановки я снова предложила Степану такую же как в начале сессии медитацию.

Я попросила Степана занять удобную расслабленную позу, закрыть глаза и сосредоточить свое внимание на кончиках пальцев ног, подняться своим вниманием до голеностопного сустава, «погладить» стопы своим вниманием и почувствовать «это мои стопы?». Когда Степан выполнил эти указания и сообщил, что стопы «мои» и они теплые, те же действия были совершены с икроножной мышцей, коленными суставами, тазобедренными суставами. Когда внимание перешло к малому тазу, Степан уже чувствовал тепло и ощущение связи с этой частью тела. Дополнительно я попросила мысленно сказать малому тазу: «Я принимаю тебя полностью в свое взрослое мужское тело и я очень рад что ты у меня есть! » Далее Степан вниманием «прогладил» торс, спину, шею и

 

голову. Во всех участках тела Степан чувствовал контакт и тепло, ощущение «своей» части тела.

Следующую сессию я назначила через три месяца.

Вот что рассказал Степан на последней у нас ним консультации: «У меня все хорошо. Я нашел новую работу, и она мне нравится. У меня даже есть один подчиненный. Это мужчина значительно старше меня. Сначала мне было неловко «тыкать носом» взрослого человека, но очень быстро я нашел с ним как вести себя и не «париться». Вообще я стал меньше «париться» по разным поводам. Раньше, если что-то было не так, все время перемалывал это в голове, никак было не успокоиться, а теперь по-другому.

Энергии у меня много, и она прибывает, ноги-руки почти такие как бы я хотел, но теперь я уверен, что они будут именно такие, как я хочу. За это время я тут машину разбил. Два дня был «не в себе», а потом взял машину в прокате, чтобы ездить, свою отдал в ремонт. Маме рассказал о своих «подвигах», удивился, как легко мне это далось. Также удивился, что она не стала меня воспитывать по этому поводу.

С мамой отношения наладились . Бывает что и поссоримся, но очень быстро забываем об этом. Теперь езжу к ним в гости, даже с маминым мужем другой раз перебросимся парой слов, пошутим, помогаем друг другу. Дома навел порядок, поддерживаю его и мне нравиться.

Настроение хорошее! Я начал получать удовольствие от очень простых вещей. С девушкой симпатичной познакомился. События не тороплю, но и не думаю о «неудаче», если до близости дойдет, есть уверенность, что все будет хорошо!»

Эта сессия состояла из обратной связи от Степана. После чего можно было сделать вывод, что терапия закончена.

Состояние Степана по завершении терапии кардинально отличалось от исходного и имело устойчивый характер. В последнем интервью он говорил о полном удовлетворении собой и своим физическим и эмоциональным состоянием.

В работе со Степаном, как и с другими клиентами, я придавала существенное значение не только терапевтическим сессиям, но и той работе, которую клиент может выполнить самостоятельно между консультациями, чтобы создать некоторую «непрерывность» терапии. Усилия, которые прилагают клиенты между сессиями, не только способствуют успеху, но и позволяют найти клиенту путь к себе, своему внутреннему миру, без контакта с которым трудно обрести уверенность, целостность и самодостаточность.

Клиент, случай которого описан в статье дал свое согласие на использование данных в представленной статье.

Powered by CMSimple_XH | Template by CMSimple_XH | (X)html | css | Вход

NB! Важная статья 

Cемейные расстановки — амятка клиента


 Рассписание тренингов по "Семейной Архитектуре"

на 2018 год:

  день название семинара
 1 03.03  Я - счастливая!
 2 14.04  Я люблю!
 3 12.05  Я любима!
 4 02.06  Мой возлюбленный-Принц для меня! 
 5     Мы!

Организатор

      программ, треннингов

и семинаров 


  Personal Headway              Institute

         

 


Добро пожаловать

на сайт Ольги Потёмкиной о Расстановках и Расстановщиках!

   Olga.Potjpmkina.jpg

Системно феноменологический подход или Расстановки-сегодня являются самым передовым и современным методом, с помощью которого можно находить решения по широкому ряду проблем.

Это метод глубокого и неожиданного исследования себя самого, своей Души и ее связи с близкими и родными людьми.

Расстановки позволяют перевести на уровень зрительного восприятия (с помощью заместителей в групповой работе или с помощью фигурок в индивидуальном консультировании) образ, который человек несет в Душе и который , как правило, не осознается Разумом.

Содержание этого сайта может быть полезно как людям, интересущимся данным методом - тут можно познакомиться с нашими наработками, практическим материалом. Узнать расписание на ближайшие клиентские группы и семинары, задать вопросы опытным расстановщикам.
Для профессиональных расстановщиков предлагаем обмениваться опытом, следить за событиями в мире Расстановок.